Республиканский литературно-публицистический,
историко-культурологический, художественный журнал
Республикаса литература, публицистика,
история, культурология да художественнoй журнал
(8212) 201-499
г. Сыктывкар, ул. Карла Маркса, д. 229

Главный редактор

П. Лимеров

info@artland.ru

Слово «АРТ» имеет в коми языке значение «порядок», «лад» и восходит к финно-угорскому - «понимать», «мыслить».

Журнал рассчитан на преподавателей, ученых, деятелей культуры, студентов гуманитарных факультетов, учителей и старшеклассников, а так же всех тех, кому интересны проблемы литературы, истории, культуры, общественной жизни Республики Коми.

Новости редакции

08.08.2020
Друзья, журнал «Арт» запускает собственный проект! Вы знаете, что редакция журнала «Арт» с 2000 года активно занимается издательской деятельностью. Теперь мы готовы помогать авторам с выпуском их собственных книг!
19.02.2020
Максим Канов об игре «АРТ-квиз»

Подписной индекс
П4453

«Мы сами создаём будущее»

img

Сегодня мы побеседуем с Анной Кузнецовой – девушкой, родом из Республики Коми, которая сейчас проживает за границей. Анна училась в СГУ им.Питирима Сорокина, после чего поступила в докторантуру Тартуского университета в Эстонии, где до сих пор учится.

Анна Кузнецова изучает политику и развивает финно-угорских языки – ради сохранения и развития культуры народа. Стоит отметить, что Анна часто выступает на международных конференциях, является участником множества форумов. Кроме русского, владеет английским, эстонским и коми языками. Свободное время уделяет саморазвитию, например, рукоделию и изучению языков.

– Добрый день, Анна! Не могли бы рассказать, кто вы по профессии?
– Сейчас я аспирант, докторант и младший научный сотрудник.

– Почему выбрали науку?
– Работа в науке очень интересна: каждый день я делаю свой небольшой вклад в создание нового знания, которым делюсь с коллегами и студентами. Каждая новая научная работа означает небольшое открытие, привнесение в науку того, чего ещё не было ранее. Например, объяснение какого-либо процесса или феномена, интерпретация или систематизация уже имеющихся данных.Наверное, мне повезло: я нашла свою стезю ещё с начальных курсов университета. Мне всегда нравилось участвовать в конференциях, делать презентации, изучать выбранную мной тему и находить что-то новое в ней. Поэтому, наверное, решение стать учёным нашло меня само.

– В чём плюсы и минусы вашей профессии?
– К плюсам работы учёным можно отнести возможность  видеть результаты своей работы: каждая исследовательская работа привносит частичку нового знания в большую тему. Я, например, стараюсь в своих исследовательских объяснить этнополитические процессы, влияние тех или иных законов на положение и жизнь коренных народов, выработать рекомендации для местных общин и органов власти.Я изучаю коренные народы севера и все, что с ними связано, в том числе их культуры и этнополитические процессы, вот уже около десяти лет. И мне это действительно нравится! Очень важно найти ту исследовательскую тему, от изучения которой ты получаешь удовольствие. Это, кстати, и проблема некоторых аспирантов: если твоё исследование не является твоей страстью, оно может быстро надоесть и  завершить диссертацию не получится. Ещё мне нравится довольно свободный график: мне не нужно находиться в офисе в строго оговоренные контрактом часы. Я могу сама относительно независимо распоряжаться временем. Но при этом нужно чётко понимать, что учёба в аспирантуре и докторантуре, как и работа учёным, занимает много времени: порой приходится откладывать личные планы, чтобы успеть завершить очередную статью для публикации в научном журнале или подать заявку на финансирование научного проекта. Кстати, финансирование науки довольно скромное, и является своего рода вызовом. К примеру, стипендия аспиранта в моём учреждении в Сыктывкаре составляет не больше четырёх тысяч рублей.Поэтому учёным приходится не только заниматься своей научной работой, но и выступать в роли менеджера: следить за грантовыми конкурсами и их дедлайнами, писать научные проекты и подавать их на финансирование, составлять отчёты и так далее. Последнее, довольно успешно решается в европейских вузах, где при кафедрах есть координаторы, которые помогают исследователям с бюрократией и бумажной работой. То есть координаторы составляют отчёты, следят за конкурсами, помогают составлять заявки.

Чего вы уже достигли профессии?
– Наверное, о результатах говорить пока рано, но могу сказать, что у меня есть несколько научных публикаций в хороших международных научных журналах. Приятно, когда признают важность твоих трудов и используют их результаты. Мои работы цитируются другими исследователями, научные статьи встраиваются в учебные курсы – по ним учатся студенты. Так, в некоторых своих статьях я даю рекомендации по усовершенствованию деятельности некоторых организаций, например, правительственных или общественных. Порой я могу видеть, как некоммерческие организации используют мои советы. Иногла общество критикует учёных за излишнюю «теоретизацию», что, по моему мнению, не совсем правильно: теория тоже важна. Я же стараюсь в своих научных работах совмещать теорию с практикой ради нового знания и  создания практической пользы обществу – например, посредством объяснения важности или незначительности тех или иных решений, составлением рекомендаций и т.д.Мне нравится делиться своими наработками и знаниями с другими, общаться со студентами и передавать им часть своего опыта.

– Почему решили продолжить образование за границей, а не в России? Чем западное образование лучше?
– Образование как в Европе и США, так и в России имеет свои плюсы и минусы. В России есть неплохие университеты и очень хорошие учёные. Моё решение переехать было вызвано с желанием работать именно в Университете Тарту, поскольку там есть большой центр по финно-угристике. Я никогда не рассматривала переезд ради переезда: я ехала в Эстонию именно за возможностью поработать с хорошими материалами и известными учёными. В Тарту есть хорошие центры и библиотеки по финно-угристике, содержащие важные для моей работы материалы, как книги, так и доступ к базам данных научных работ со всего мира.

– Что из западных практик Вы бы применили в образовании или культуре России?
– Если кратко, то мне нравится свобода в построении обучения и расписания, нравится структура обучения в европейских вузах. В учебных планах студентов бакалавриата, магистратуры и докторантуры есть некоторый набор дисциплин, который они обязательно должны пройти по своему направлению, а также ряд предметов, которые можно выбрать самостоятельно. Иными словами, если ты специализируешься на математике, ты можешь взять ещё и курсы по языкам, которые хочешь выучить или историю, если она тебе также интересна. В российских вузах студентам предлагается чёткий учебный план, отойти от которого или сложно, или вовсе невозможно. В Европе же студент сам может выбрать, в каком семестре и на каком году обучения ему взять тот или иной курс: можно, например, в первый семестр взять пятнадцать предметов, а во второй – два.

– В одной из своих публикаций в социальной сети «ВКонтакте» вы сказали, что коми язык за границей ценится больше, чем в родной республике. Явно ли это видно? Какие меры нужно предпринять, чтобы исправить эту ситуацию?
– Не могу со стопроцентной гарантией сказать, что это действительно так, но моя практика говорит именно об этом. Мои знания коми языка далеки от хороших, однако говорить на нём я могу. В Сыктывкаре это не всегда ценилось и не являлось бонусом при поступлении на работу или обучение, или при общении с другими людьми. А вот хорошее знание английского давало некоторые льготы: например, наличие сертификата о знании этого язвка добавляло баллов при поступлении в магистратуру и аспирантуру. С коми же языком таких преференций никогда не было. В Европе знание миноритарных языков ценится: и в общении с друзьями/коллегами (от них исходит большой интерес к малым языкам, чувствуется поддержка, уважение и симпатия к тем, кто владеет языками малочисленных народов), и в карьерных вопросах. Например, при рассмотрении моей кандидатуры на место докторанта в Тарту сыграла роль моё, хоть и начальное, владение коми языком. Вопрос о мерах комплексный. В первую очередь, нужно поднимать престиж языка и не искать финансовых выгод от владения языком. Понятно, что знание английского даёт больше возможностей, но знание родного языка позволяет не потерять себя, свою идентичность и культуру.

– Какие перспективы развития коми языка вы видите?
–  «Надеемся на лучшее, ожидаем худшего» – наверно, это выражение лучше всего подходит. К сожалению, статистикапереписей населения и результаты научных работ социологов, политологов, лингвистовпоказывает печальные результаты: язык уходит из повседневного использования, количество специалистов с коми языком уменьшается в силу государственной политики и в силу «непрестижности» языка (что, к слову, тоже отчасти является результатом образовательной, социальной, национальной и в целом языковой политики). Радует, что есть активисты, озабоченные темой утраты национальных языков и старающиеся изменить ситуацию. Существуют организации, работающие над этой проблемой и финансируемые в том числе и правительством республики, например, «Центр инновационных языковых технологий».

– Судя по вашим публикациям, вы являетесь активным участником многих мероприятий различных уровней. С какой целью вы это делаете? Что вас мотивирует участвовать?
– Мне интересно узнавать что-то новое, общаться с заинтересованными людьми и делиться результатами своего исследования, обсуждать их с коллегами. Я это делаю для того, чтобы улучшить качество моей работы. Приятно встречать на мероприятиях как старых друзей (с некоторыми мы видимся лишь несколько раз в год), так и заводить новые знакомства. И здорово, что становится всё больше активной молодёжи: активисты общественных организаций, блогеры, музыканты, молодые учёные, которые старается что-то изменить и сделать доброе дело для своих сообществ. Это всё и есть моя мотивация.

– Что посоветуете новичкам в науке?
– Студентам и молодым учёным могу посоветовать больше читать и не бояться высказывать свои идеи, чаще обращаться за помощью к коллегам и заинтересованным сторонам. Таким образом, можно заручиться их поддержкой, получить импульс к дальнейшей работе и новые идеи для своих исследований. Поскольку исследовательские темы узкие, порой чувствуешь себя в одиночестве, наедине со своей научной работой, и общение с коллегами помогает не потерять мотивацию и запал.

– Есть ли у Вас какой-то лозунг или девиз по жизни?
– Работать, работать и работать. Или лучше так: мечтать, ставить цели и работать.

– Огромное спасибо за интервью, Анна. Было приятно поговорить с интересным человеком. Желаю Вам успехов во всех начинаниях!

Милена Шлопова, участница конкурса "ЛИСТ"

15.09.2020