Прекрасная Коми

Вчера поздним вечером мы прибыли в столицу Коми Республики Сыктывкар на самолёте «Аэрофлот-Норд», не очень-то много зная о Коми. Мы представляем национальное училище г.Каарина и приехали для участия в фестивале декоративно-прикладного искусства «Зарни кияс». Без происшествий поезд доставил нас в Петербург и, на счастье, нас встретил служащий Представительства Республики Коми в г.Санкт-Петербурге с микроавтобусом. Иначе нам бы пришлось несладко. В особенности, голограммы художника Реймы Нурмикко заняли астрономически много места. И это неудивительно, поскольку в голограммы входит обширное количество информации.
Акварели Кристины Mether, напротив, вместились очень хорошо вместе с фотографиями фотографа Юхи Хаанпяя. Интересные рельефные фотографии Теи Langh и чаши, сделанные из современных материалов, были лёгкими. Но «Pyha hirvenpaa» (Голова священного лося), которая была начинена электроникой и снабжена аккумулятором на 12 вольт, занимала много места и была тяжеловатой.
…Перед нами большая площадь, заполненная ларьками и мастерами-прикладниками. Обходим её справа и идём вниз, к парку. Участники из разных регионов Севера России, держа таблички, располагаются по краям площадки.
Начинается прекрасный праздник. Министр культуры Республики Коми обращается с речью и затем на «сцену» выходят две красивые стройные женщины в национальных костюмах, которые аккомпанируют шаману на свирелях. Костюмы необыкновенно красивы, как и те, кто их носит.
Праздник стремительно продолжается. Подходит очередь выступать детям. Выступления детей всегда смотришь с удовольствием. После открытия фестиваля у нас есть время прогуляться, чтобы познакомиться с предложениями мастеров-прикладников, представленных в ларьках. Мы можем только удивляться, насколько разные виды искусства существуют в разных уголках Севера России. Я рад, когда получаю возможность поговорить с прикладниками. Интересно обмениваться как опытом, так и мнениями, к тому же у меня появляется возможность поговорить по-русски. Констатирую, подражая, один текст из публикации Ленина советского времени: знание русского языка «значило, значит и будет значить для меня много». Русский язык и на самом деле обогатил мою жизнь.
…На следующий день у нашей группы появилась возможность основательнее познакомиться с выставкой «Зарни кияс / Золотые руки». Коми слово «ки» обозначает то же, что и финское «kasi». Родственность языков очевидна. Работы, выставленные в Коми национальной галерее, были действительно искусны и разнообразны. На ум приходит много замечательных работ, но особенно запомнилась скульптура ненецкого мастера. Камню придана художественная форма в виде фигуры женщины, живущей в тундре, и её лицо, направленное к солнцу, озаряют первые лучи после тёмной зимы.
Беседую с одним мужчиной по имени Калеви, излучающим дружелюбие. И его работы были прекрасны, но хотелось бы отметить его другую особенность, хотя и не являющуюся редкостью. Его родители-финны погибли в трудовых лагерях Коми. После их смерти Калеви вырос в детском доме. В его памяти сохранились ещё некоторые финские слова.
Я был прав тогда, когда выбирал для выставки работы, немного отличающиеся от традиционных. В г. Каарина всего 20000 жителей, в нём находится национальное училище, которое представляет наша делегация. Традиционное прикладное искусство, обучение которому ведётся в нашем училище, едва ли пробудило бы большой интерес в Коми.
...У нас есть немного времени погулять по городу. Разбредаемся в разные места. Меня ноги несут неодолимо к берегу реки. Присаживаюсь и даю глазам отдохнуть. Передо мной пейзаж, успокаивающий современного человека. Вдалеке, в излучине реки вижу пристань. Меня охватывает чеховское настроение. Пейзаж напоминает новеллу Чехова «Дама с собачкой».
Хочется познакомиться с местом поближе. Иду по краю леса и приземляюсь с обрыва на пристань. Вот чудеса! Вижу знакомых. Вся наша компания ощутила те же чувства, что и я, и устремилась на берег. В это время старый, с вмятинами металлический паром уткнулся носом в пристань. Мы спрыгнули на палубу, и «Коммунальник» нацелился на другой берег. Нас встречает другая реальность. Картина чистого города сменяется на село, находящееся в противоположном состоянии. В паводок река может подниматься на высоту до шести метров. Низина заставила построить часть домов на столбах. К маленькому сельскому магазину ведут деревянные мостки.
Наступает вечер, возвращаемся в город. На площади собирается молодёжь. Вероятно, начинается какой-то концерт. Молодёжь ведёт себя вежливо. Хотя всё-таки можно почувствовать скрытые нежелательные повадки, похожие на те, которые присущи части нашей молодёжи. На центральной улице скульптура, изображающая солдата. Моя первая реакция отрицательная. Опять! Во времена Советского Союза пресытился могучими военными памятниками... Всё же подхожу поближе. Солдат сидит, опустив голову. Оружие лежит поперёк на коленях.
Скульптура изображает солдата, вернувшегося домой с афганской войны. Он устал. На поле битвы погибло и осталось много молодых мужчин – и как показало время, понапрасну. Наконец-то подлинный памятник войны! Я восхищён. Великая держава признаёт заблуждение и разрешает установку такого памятника. Для великой державы это очень важно. У мира есть надежда, если государство – великое не только по площади, но и по духу.
Вспоминаю, как я выступал в Крыму в военном госпитале в конце афганской войны. Большой зал был полон одноногих, по-разному ставших инвалидами молодых мужчин. Я выступал со своими скетчами, написанными по-русски. В программе моей дочери были танцевальные номера. Было очень трогательно видеть, как после выступления молодые на инвалидных креслах вручали ей цветы.
Мне не очень много пришлось поездить по США, но сом-неваюсь, возможен ли был такой памятник там? Надеюсь, что я ошибаюсь.
Мы успеваем познакомиться с Коми институтом геологии и Национальной библиотекой. Осматриваем череп пещерного медведя и кости мамонта. Коми богаче, чем мы представляли. Республика наполнена ценными минералами, нефтью и «зелёным золотом». Действительно интересный музей!
Национальная библиотека хорошо оборудована, и, насколько я помню, там есть международный каталог, которым можно пользоваться. У библиотеки также совместные проекты с Финляндией. В библиотеке используются современные технологии.
Успеваем присутствовать на торжественном открытии нового четырёхэтажного бревенчатого здания площадью 3000 м2 в соседнем селе Выльгорт. Этот роскошный большой дом предназначен детям. Сюда дети могут приходить после школы. В мастерских – новые сверкающие устройства: необходимые принадлежности для занятий живописью, инструменты для ремёсел, ткацкие станки... У нашей группы перехватывает дыхание от удивления. Детский центр ремёсел – единственный в своём роде вклад не только в будущее Коми, но и всей России, чему и нам финнам нужно было бы поучиться.
На следующий день у всех участников фестиваля ремёсел экскурсионный день. Набиваемся в автобусы и направляемся в село Ыб в шестидесяти километрах от города в южном направлении. Открывается вид реки между красивыми холмами. Типичные коми постройки очень ухожены, складывается впечатление процветающего села. Останавливаемся у святого источника попить и смочить глаза водой. Говорят, что эта вода улучшает зрение.
В краеведческом центре встречают песней. Разливается народная песня, женщина постарше аккомпанирует на гармони. Надолго останавливаюсь, словно заколдованный, и смотрю на выступление, прежде чем вбежать в краеведческий музей. Затем следует угощение. Все дружно толпятся в столовой и пробуют лакомства. В качестве напитка получаем сур. Это особенное коми домашнее пиво. Напиток соответствует своему названию. Если его выпить много, в голове начинает шуметь, по-фински surista.
Посещаем церковь, которая действовала и во времена Советского Союза: жители села были настолько настойчивы, что власти в конце концов сдались. Синяя церковь возвышается над зелёным холмом на фоне неба. Длинная вереница людей поднимается по тропинке к храму. Меня охватывает блаженное чувство, словно мы поднимаемся в небо.
Слышу, что в селе планируют построить лыжный центр. Понимаю, что власти хотят развивать республику, но надеюсь, что и село сохранится и природа не будет разрушена. С точки зрения иностранца, именно их стоит увидеть.
Бывая в разных странах, я всегда люблю знакомиться с сельской жизнью. По-моему, в ней отражается истинная сущность, дух страны. Наша хозяйка Майя Волкова организовала для нас поездку, конечной целью которой было село Пасвомын, находящееся в 180 километрах восточнее от города, на берегу реки Нившера. В пути делаем остановку в районном центре Корткеросе. На верхнем этаже местной школы размещается краеведческий музей, в котором мы знакомимся с единственной в своём роде коллекцией краеведческих предметов. Нас сопровождает скульптор Владимир Рохин. Он показывает мне последний созданный им памятник Ленину. В целом, памятники Ленину в сёлах оставлены в покое. Это часть истории и поэтому вполне объяснимо такое решение властей. Или, может, они, памятники, ждут лучших времён?
Корткерос красиво располагается на берегу большой реки Вычегды. В неё впадает река Вишера, с которой связана вышеупомянутая Нившера. Трудно найти берег, поскольку он весь заполнен лесом ядовитого борщевика, растущего выше головы. Он был в своё время подарком Сталина коровам Советского Союза. Говорю Майе, что в Корткеросе много большевиков. Она смотрит на меня с удивлением. Исправляю ошибку: много борщевика. Когда являешься иностранцем, весело вот так иногда путать слова.
В пути проезжаем мимо памятника, посвящённого погибшим в сталинских трудовых лагерях. По удивительно хорошим дорогам прибываем в дальнее село, в котором всего около десятка домов. Перед нами открывается простор речного пейзажа. Реку окаймляют обширные береговые луга, за которыми виднеется густой лес. На лугах пасётся большое стадо коров. Оно начинает переплывать реку, совсем как в увиденном в детстве фильме. Во дворах ходят козы, пощипывая красивые цветы. Естественным образом потемневшие красивые бревенчатые дома. Некоторые из них покрашены в синий цвет. Начинаю говорить о коми синем цвете, в который обычно дома покрашены, чаще всего они синие.
Влетаем во двор Евгения и Татьяны Тюпенко. Супружеская чета пообещала позаботиться о нас. Наша группа разделилась по соседним домам – действительно интересный опыт! Удивля- емся частям дома – летней и зимней половине – и кирпичной печи, тяга которой устроена непривычным для нас способом.
Затем собираемся за столом. Каждый день наслаждаемся непостижимым умением Татьяны готовить самую вкусную еду из даров природы. Записываю множество рецептов, способов консервирования. Татьяна разрешает мне выкопать пару саженцев калины, о которой поётся во многих песнях.
Каждый вечер Евгений растапливает нам построенную им самим бревенчатую баню. Речь идёт не о склеенных из стружек брёвнах, а о вековых кондовых соснах. Из парилки – в реку, чтобы охладиться.
Евгений из спортсменов. В молодости он представлял республику на соревнованиях по биатлону. Хотя в Коми немногим более миллиона жителей, из неё вышло много лыжников, известных во всём мире. Я сам из такого же рода, и тоже занимался спортом, поэтому перечисляемые Женей имена мне тоже знакомы: Бажуков, Рочев, и более всего, Раиса Сметанина.
Наши хозяева организовали нам путешествие по реке. На машине едем около 10 километров и попадаем в Троицк. В то время как часть проводников надувает резиновые лодки, у нас есть время побродить по деревне. Жители деревни получают возможность подивиться на живых иностранцев, а мы – на живописную и интересную деревню.
На берегу надеваем спасательные жилеты. Ощущаешь себя запеленованным ребёнком, но понимаешь, что наши хозяева отвечают за нашу безопасность. С другой стороны, я с большим бы удовольствием отправился грести один на каюке, взяв с собой палатку. Это моё увлечение длится уже более 40 лет. Дождливая погода не мешает грести. С реки восхитительны уходящая вдаль деревня и речной пейзаж. В пути останавливаемся пособирать грибы, делаем костёр и варим кофе. Нас предупреждают, что можно заблудиться – у леса ни конца, ни края.
Дома у Татьяны и Жени пьём удивительное коровье молоко. В Финляндии у Юхи аллергия на молоко, но здесь он проглатывает две большие кружки молока за один раз. Все сидящие за столом с напряжением ждут момента, когда ему придётся побежать в коми туалет, но происходит чудо – он спокойно остаётся за столом с другими. Мне это знакомо. Мой отец тоже страдал от аллергии, но когда он пил настоящее молоко, рези в животе не было. Я удивляюсь, почему в Финляндии упрямо следуют принятой линии, хотя аллергиков становится всё больше и больше.
Мне неудобно, что Евгений и Татьяна заботятся о «стаде» взрослых людей. Мы стараемся как-то помочь: колем дрова, женщины моют посуду. Если бы знал, что у них своё картофельное поле, мы бы его окучили. Сейчас это делать уже поздно.
Я радуюсь тому, что коми язык активно используется. Он является также учебным предметом в школе. Я сам из двуязычной семьи и верю, что две культуры обогащают друг друга и помогают развиваться. Ещё в Финляндии я заметил, что в этом вопросе всегда можно услышать и другие мнения. Говорящему на языке большинства трудно понять, что каждый любит свой родной язык так же, как и он свой. Когда в г. Каарина хотели построить шведскую школу, первое услышанное мною замечание было то, что это дорого. Говорящий не подумал, что и финская школа тоже стоит денег. Некоторые боятся, что носители шведского языка обособятся. Этот страх напрасный. В современном обществе трудно обособиться с помощью языка, намного вероятнее обособиться экономически.
Примечательно, насколько коми культура и мифология сделали общество богаче. Вместе коми и русская культура способствуют дальнейшему развитию общества более, чем раздельно. Один плюс один будет три.
В развитии общества мотивация – важный фактор. Согласно исследованиям современной психологии внутренняя мотивация заметно устойчивее, чем внешняя, представляемая различными сверхбольшими бонусами и другими вознаграждениями. Замечу, что в Коми практикуется много внутренней мотивации. Верю, что она найдётся и во мне. После поездки в Коми я стал ещё богаче, чем прежде. Согласно своему имени, я – настоящий олигарх.

Перевод с финского
Миры Чуяшковой
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Мастер-класс даёт Тэя Ланг (Финляндия). Фото Юха Хаанпаа.


 
 На выставке. Фото Юха Хаанпаа.
 
 
 
 
 
 В библиотеке. Село Нившера.
 
 
 
 Речные просторы. Фото Юха Хаанпаа.
 
 
 
 Фото на память. Фото М.Волковой.
 
 
 
 Анна и Кристина после лесной прогулки. Фото Юха Хаанпаа.
 
 
 
 Рейма, художник из г.Турку (Финляндия). Фото Юха Хаанпаа.
parduodu viagra uk can i buy cialis over the counter uk