«Медым тöдны, кытчö менам туйыс»

В последнее время я довольно много занималась переводами с русского языка на коми. И почти никогда – наоборот. Но взяв в руки новую книгу стихов Елены Афанасьевой, на коми языке, ощутила непреодолимое желание перевести её. Попробую ответить, почему. Наверное, прежде всего потому, что она пишет, на мой взгляд, очень хорошие стихи. И это будет только справедливо, если ещё большее число людей смогут узнать об этом,– из тех, кто не понимает коми языка. Ну, и, наверное, ещё и потому, что Лена родом, как и я, из Удоры и то, о чём она пишет, очень близко и понятно мне: «Выльвидз, Паспом, Кудiн, Катша...». Так начинается одно из её стихотворений. Почти так же начинается одно из моих ранних стихов: «Бакруш, Тiчкан, Табъяг...».
Деревни, которые любовно перечисляет Елена Афанасьева – в низовьях Вашки, а дорогие мне места – тоже на Вашке, только выше. Более того, мне знакомы многие герои стихотворений Елены: её бабушки, тётушки, мать, отец, Евгений Афанасьев, известный в республике писатель. Это его последней осени посвящены такие строки поэта:

«Тöрыт на вöлi ставыс важ ног –
Шондiыс – гöрд.
Но öти здукöн сiйöс вежисны –
Шондiыс лои сьöд...»

«Ещё вчера всё было как всегда –
Солнце – красное.
Но уже через какой-то миг
Солнце стало чёрным...»

И дни обернулись беспросветными ночами. И казалось, что этому не будет конца. Но вот откуда ни возьмись снизошло Слово, Слово-Свет, и душа вынырнула из мрака...

«Кывйыс –
Шондi югöр,
Нэмъяс пыр писькöдчысь...
...И ме киöс матыста сыланьö,
Би дорö моз –
Шонтыштны...»

«Слово –
Солнечный свет,
Пробивающий толщу веков...
...И я протягиваю к нему руки,
Словно к Огню,–
Чтобы не замёрзнуть...»

Сколько лет проживёт на свете человек, столько лет и будет изумляться Слову, которое находит его и спасает его, Слово – Свет, Слово – Любовь... Я говорю и о поэте, кому ниспослан Всевышним этот Великий Дар писать. И о его читателе... Кому ниспослан Великий Дар услышать поэта.
Я не тешу себя иллюзиями, что сумела совершенно адекватно перевести стихи Елены Афанасьевой. Это невозможно. А за некоторые переводы лучше и не браться. И я старалась не браться. Потому что боялась ненароком задеть невесомые, как дыхание, как утренний воздух стихи Лены... Разрушить их...
О переводчиках говорят, что они бывают двух видов: соперники и союзники. Я – союзница поэта. Надеюсь, и другие смогут сказать обо мне то же самое. А мои переводы, которые я пыталась делать искренно и честно, откроют для наших русских читателей нового поэта, имя которой Елена Афанасьева.

 

Галина Бутырева


* * *
«Тöда –
ог тöд...
Быд асыв
выльысь
восьта
енкöлаö
ыбöс».

Знаю –
не знаю...
Каждое утро
заново
открываю двери
во вселенную.



* * *
«Кывйыс –
каленик-лэбач,
ловсянь –
лолö
вайö
эбöс».

Слово –
птица-каленик –
радугой
устремляется
от сердца
к сердцу.


* * *
«Лунысь лунö
и быд здукö
быдті ме сьöлöмын дзоридз.
Киськалі сійöс синва кодь сöдз ваöн,
ёгсö сы гöгöрысь нетши
да видзи йи кöдзыд тöвруысь,
да виччысьны эг вермы,
кор нин паськалас.
А кодкö муніс,
эз и видзöдлы,
тальыштіс да –
сöмын крутшмуні
вöсни иддзыс.
Усьлі сьöлöмöн...
но выльöс
шыбиті ме
сьöлöм гуö
кöйдыс».

Каждый день,
каждый миг
я трудилась над цветком,
который однажды пророс в моём сердце.
Поливала его чистой, как слеза, водой,
убирала сорные травы,
берегла от холодных ветров,
и не могла дождаться,
когда он расцветёт.
А кто-то прошёл,
и не разглядел,
и наступил на мой цветок,
и все услышали
хруст стебелька...
Поплакала я, погоревала
и бросила в самое донышко сердца
новое семечко.



* * *
«Тэ эн коль кок туйтö,
и ме корся тэнö быдлаысь.
Дзоридз чукöрын тэ, гашкö,
лэбач борд шыын...
Ме тöда –
тэ кöнкö матын
и мекöд век.
Шондіыс тай оз и мыччысьлы
быд пöрйö,
но öд эм».

После тебя
не осталось даже следов
твоих ног.
И я не знаю,
где искать тебя.
Среди цветущих трав,
среди быстрокрылых птиц...
Но я знаю –
ты где-то здесь, рядом,
около, вокруг, везде.
Ведь и солнце тоже
нередко прячется за облаками,
но мы уверены,
оно есть.



* * *
«Ме талун еджыд ситеч платтьöа,
юр весьтöд кытшлалöны каляяс
да чайтöны,
мый наысь öтдортча».

Сегодня я в белом ситцевом платье,
надо мною кружатся чайки,
наверное, думают,
что я избегаю их.


* * *
«Асъя ру пиын келала...
Воштi ачымöс –
лов гажöй быттьö тюрöма войö...
То тай сiйö –
сэтшöм ас нога –
нитшсялöм жöлöб помö öшйöма
сöдзтысьысь
ва
войтйöн...»

Что я потеряла в утренних туманах...
Может быть, себя –
Может быть, душу, канувшую в ночь...
Да нет же –
вот она –
свернулась солнечной капелькой
на краю замшелого жёлоба.


* * *
«Тэ чуксалін менö,
керкаö пыртöмыд
турун сі вылын узьысь бобулöс.
Кельыдлöз бордъяс дорöдыс
кисьтöма посни сер
мамöлöн томдырся платтьö вылас моз.

И менам тувсов платтьöлысь серсö,
нылук,
коркö, гашкö, казялан тэ
бобув бордъясысь».

Он разбудил меня.
В его руках лежала травинка
с задремавшей на ней бабочкой,
усыпанной чёрными горошками
по краям
бледно-голубых крылышек.
Как на мамином девичьем платье.

И тебе, доченька,
крылья бабочки, может быть, когда-нибудь напомнят
весеннее платьице твоей матери.


* * *
«Жоркöдi öшиньöс –
тöвся сайкыдыс
вайö нин тулыс кöрсö...
Кöнкö – лов пыдiын –
чуктöдны пондiс
нимтöм дзоридзöй
корсö...»

Приоткрыла окошко –
и потянуло весенним ветром...
Где-то, на донышке сердца
проклюнулся листик
безымянного цветка.



* * *
«Тэнад öшиньö сявкнитча зэрöн –
восьса дзиръятi ваыс
резыштчас пытшкö...
матын сулалан –
чужöмад инмас...
гуся синва моз
öдйöджык
менö тэ чышкан...»

Дождём брошусь в твоё окно –
так, чтобы брызги
непременно коснулись
твоего лица...
А ты торопливо смахнёшь их,
словно непрошенную слезу.


* * *
«Весиг лэбачыс та асыв тивöстлö нора.
Руд енэжас видзöда,
воча кыв кора.
Шондiыс абу.
Олöмыс сувтöма быттьö.
Талун ме бордтöм.
Ры сэнi... вылнаыс пыдди».

Даже крики птиц
в это утро наводят грусть.
И серое небо
безответно.
И нет солнца.
Жизнь замерла.
Сегодня. И не взлететь.
Вместо неба – полынья.


* * *
«Чардбиöн чашкöдöм пучер костö
ланьтöма рытъя шондi.
И меным колö сы пыр мунны,
Медым тöдны,
Кытчö менам туйыс.

Черань лэчкö шедöм бобувлöн
ем пом ыджда сьöлöмыс чеччö.
И меным колö сы пыр мунны,
Медым тöдны,
Кытчö менам туйыс.

Туйöс кресталiс мöд туйöн
тэнад радейтöм.
И меным колö сы пыр мунны,
Медым тöдны,
Кытчö менам туйыс.

И эм вын – кусöм дзоридзьяс
ловзьöны...
И меным колö сы пыр мунны,
Медым тöдны,
Кытчö менам туйыс».


Над деревом, расщеплённым молнией,–
вечернее солнце.
И мне надо пройти
сквозь солнце,
чтобы узнать
свой путь.

Мне надо пройти сквозь
Игольное ушко сердца
Бабочки, замершей в паутине.
Чтобы узнать
свой путь.

Мою дорогу крест-накрест
Перехлестнула дорога твоей любви.
И мне надо пройти и сквозь это.
Чтобы узнать
свой путь.

И есть силы – оживить
засохшие цветы.
И мне надо пройти сквозь это.
Чтобы узнать
свой путь.

Переводы на русский язык
Г.Бутыревой





viagra paypal uk